Журнал провинциального архитектора (m_arch) wrote,
Журнал провинциального архитектора
m_arch

Categories:

Орлуша о "хохлах".



В далёком теперь 90-м году мой друг, еврей с украинской фамилией, предложил поднять тост за мою на тот момент жену, украинку с фамилией, произведённой от еврейского имени Давид:
— Давайте выпьем за Галу! С этой красавицей-хохлушечкой Орлову по-настоящему повезло!
Все радостно метнулись чокаться, но я попросил «алаверды» и продолжил его тост, употребив слово, которого уже много лет не было в моём бытовом лексиконе:
— Давайте заодно выпьем и за Лену, красавицу-жидовочку, с которой так повезло Валере!
Повисла зловещая тишина. Евреи потянулись за вилками, дружок побагровел и заорал:
— Ты не охренел?!!

В пивной бы закончилось битьём кружек об головы, но мы дружили многие годы, и дело закончилось сумбурным филологическим диспутом:
— А что, «хохол» разве — обидное?
— Да, в деревне, откуда мои родители, это слово недопустимо и считается оскорблением.
— Так ведь «жид» — обзывательство, а «хохол» — так, по-доброму.
— Любой антисемит в оправдание себе скажет, что «жид» — слово литературное, его и Пушкин и Достоевский любили в строку вставить.
— В Польше евреи сами себя так называют!
— А в Одессе по морде можно огрести!
— Вон, Саня Шевченко — украинец, а кроме как «хохлом» себя не называет!
— Я вообще живу в Хохловском переулке, что мне теперь адрес нельзя говорить?

Закончилось всё миром и детскими дразнилками типа «жид по верёвочке бежит» и «шёл хохол, насрал на пол», договорились, что при мне и в моём доме слово «хохол» никогда не прозвучит как обозначение украинца. В анекдоте — да, в шутку — да кто бы спорил, но не обращённое к конкретному человеку или к народу. Таким стало одно из неписанных правил нашего маленького сообщества, нашей социальной авоськи. И за 25 лет его никто не нарушил, даже после того, как мы с виновницей инцидента благополучно развелись.

Почему так подробно? Да просто то, что происходит последние дни на Фэйсбуке, вся эта идиотская свистопляска вокруг банов и блокировки за считающееся шуточным в России и оскорбительным в Украине слово, до смешного напоминает описанный выше случай. Вернее — до грустного. Аргументы — те же, оправдания — такие же нелепые. Непонимание одним другого — такое же природное и естественное. Подсознательное, внедренное ощущение превосходства одного над другим, другого над третьим и третьего над первыми двумя — выплёвывается в злобе, которая тем ядовитей и грубей, чем ниже уровень развития, образованности или терпимости говорящего.

Десятки блогеров-многотысячников и сотнетысячников повторили банный подвиг Кононенко с цитатой из Пушкина, подняв над своими страничками невидимые таблички Je Suis Skazhuhohol. Роскомнадзор «вписался» за Багирова и Минаева, МИД РФ в лице Захаровой язвительно вопрошает, можно ли употреблять слово «Кацап», депутаты Госдумы требуют заблокировать американские соцсети, цитатами из Пушкина, Гоголя, Достоевского и Бродского сыплют те, кто их никогда не читал. Мы же — по доброму! Мы же по-братски! Мы же литературно! Мы же шутили! А нас за это какой-то Цукерберг банит по указке жидо-бандеровцев, хунты, фашистов и карателей! Они там — «Москаляку на гиляку», а нам нельзя запорожскую причёску назвать как она называется?

Вот тут, уважаемые, стоп! Открываем Википедию, читаем: «Хохо́л (жен. хохлу́шка) — этнофолизм, уничижительное или оскорбительное, иногда шутливое прозвище украинцев».
Особое внимание прошу обратить на «иногда шутливое». Это — на заметку редакторам и ведущим программ на российских государственных каналах (в первую очередь — «Первого» и «России») и радиостанциях (включая «Эхо»). Заумное словечко «этнофолизм» разбирается просто: «этнос» — род, племя и «фолис» — дурной, ничтожный. Так вот оно, оказывается, что! Вот они как называются, все наши с детства знакомые «добрые» словечки! Пусть тот, кто ни разу не сказал во дворе, в очереди, в армии или на Фейсбуке «чурка», «жид», «черножопый», «чучмек», «бульбаш», «чухна» или «дети фестиваля» — бросит в меня коммент!

Бытовой расизм и ксенофобия начинаются с введения в норму невинных и шутливых обозначений «чужих». История формирования подобной лексики насчитывает многие века и, как показывает практика, всплески популярности языка вражды всегда предшествуют конфликтам, погромам и войнам. От «жида» — один шаг до «крови православных младенцев», «сионистского заговора» и холокоста и «дела врачей»; от «хохла» — до «жидобандеровцев», «кровавой хунты», «распятых мальчиков», «легионов НАТО», и «дойдём до Киева!»

Не думаю, что есть язык, который мог бы поспорить с «великим и могучим» по разнообразию оскорбительных для других стран и народов наименований. Досталось в нашем вокабуляре и немцам, и французам, и итальянцам, и японцам с китайцами. Что уж говорить о бывших и нынешних соотечественниках — грузинах, армянах, чукчах, мордве, татарах, узбеках, азербайджанцах, прибалтах… У нас — просто: назначь нам врага, покажи на него пальцем с телеэкрана, а у на уже готов язык вражды, Киселёву с Соловьёвым даже придумывать ничего не нужно, разве что акцентики расставить, да напомнить детскую дразнилку и давнюю ссору в песочнице.

Самая ожесточённая война языков начинается при конфликте стран этнически или лингвистически родственных. Мы же понимаем, что нам кричат из реального или виртуального окопа противника! На китайское ругательство или оскорбление наврядли кто обидится, а вот на «кацапа» и «москаля» — тут мы всем «русским миром» навалимся, слова-то есть, ругаемся то одинаково!

Полностью можно прочесть здесь
http://echo.msk.ru/blog/orlov_orlusha/1581978-echo/



Subscribe
promo m_arch july 12, 2013 09:00 43
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments